Оте наш под знаком 41

Во Франции католики заменили слова в молитве "Отче наш" | УНИАН

Если ты не знаком с Библией, то чтение Ключевых стихов, собранных Молитва Господня. Отче наш | Молитвослов . (Матф). Во Франции католики заменили слова в молитве "Отче наш". переход с 3 декабря на новый перевод молитвы «Отче наш Суду США предоставили доказательства вранья . Логотип УНИАН является зарегистрированным товарным знаком (знаком обслуживания) УНИАН. Молитва «Отче наш» — это не просто главные слова для любого христианина. В этих строках содержится тайный смысл, понимание самого Бога и.

Ибо если мы живем праведно, Божественное Имя благословенно; но если мы живем дурно, оно хулится, по слову апостола: Вот почему мы не говорим определенно: Это прошение, которое содержит в себе все прошения, исполняется молитвой Христа, как и последующие шесть прошений. Иисус просит в Своей Первосвященнической молитве: Царство Божие есть прежде нас: Царство Божие наступает с Тайной Вечерей и в Евхаристии, оно среди.

Царство придет в славе, когда Христос вручит его Своему Отцу: Возможно даже, что Царство Божие означает лично Христа, Которого мы ежедневно призываем всем нашим сердцем и Чье пришествие мы хотим ускорить нашим ожиданием. Как Он есть наше воскресение — ибо в Нем мы воскресаем — так Он может быть и Царством Божиим, ибо в Нем мы будем царствовать Если бы даже эта молитва не обязывала нас просить наступления Царства, мы бы сами испускали этот вопль, спеша объять наши упования.

Души мучеников под престолом алтаря взывают к Господу воплями великими: Они должны действительно обрести справедливость в конце времен. Господи, поторопи же пришествие Твоего Царства! Но это желание не отвлекает Церковь от ее миссии в этом мире — скорее, оно еще больше обязывает ее исполнять. Только чистое сердце может сказать с уверенностью: Нужно пройти школу Павла, чтобы сказать: Кто хранит себя в чистоте в своих делах, своих мыслях и своих словах, может говорить Богу: Рассуждая по Духу, христиане должны отличать возрастание Царства Божиего от общественного и культурного прогресса, в котором они участвуют.

Это различие — не разделение. Призвание человека к вечной жизни не отвергает, а усиливает его долг использовать силы и средства, полученные от Творца, чтобы служить на земле справедливости и миру Это прошение возносится и исполняется в молитве Иисуса72, присутствующей и действенной в Евхаристии; оно приносит плод в новой жизни по Заповедям Блаженства Мы неотступно просим, чтобы полностью осуществился этот замысел благоволения — на земле, как он уже осуществился на небе.

Во Христе — Его Человеческой волей — воля Отца была совершенно исполнена раз и навсегда. Иисус сказал, входя в мир: Один только Иисус может сказать: В молитве во время Своего гефсиманского борения Он полностью соглашается с волей Отца: Сколь больше должны это делать мы, создания и грешники, ставшие в Нем сынами усыновления. Мы просим у Отца нашего, чтобы наша воля соединилась с волей Сына, ради исполнения воли Отца, Его замысла спасения для жизни мира. Мы в этом совершенно бессильны, но в единении с Иисусом и силою Его Святого Духа мы можем предать Отцу нашу волю и решить избрать то, что всегда избирал Его Сын, — делать угодное Отцу Присоединяясь к Христу, мы можем стать единым духом с Ним и тем исполнить Его волю; таким образом, она будет совершенной на земле, как и на небе Посмотрите, как Иисус Христос учит нас быть смиренными, давая нам увидеть, что наша добродетель зависит не только от нашего усилия, но от благодати Божией, Он велит здесь каждому молящемуся верному молиться всюду за всех и за все, чтобы это делалось повсеместно ради всей земли.

Ибо Он не говорит: Чтобы на земле упразднилось заблуждение, царствовала истина, был уничтожен порок, процветала добродетель, и земля более не отличалась от неба Иисус учит нас этому прошению: В Нагорной проповеди Иисус настаивает на этом сыновнем доверии, содействующем Промыслу нашего Отца Он никак не призывает нас к пассивности84, но хочет избавить нас от всякого беспокойства и от всякой тревоги.

Таково сыновнее доверие детей Божиих: Тем, кто ищет Царства Божиего и правды Его, Бог обещает все приложить. На самом деле, все принадлежит Богу: Но существование тех, кто испытывает голод из-за отсутствия хлеба, открывает иную глубину этого прошения. Трагедия голода на земле призывает истинно молящихся христиан к действенной ответственности по отношению к их братьям, как в их личном поведении, так и в их солидарности со всей семьей человечества.

Как закваска поднимает тесто, новизне Царства надлежит поднять землю Духом Христовым Эта новизна должна проявляться в установлении справедливости в личных и общественных, экономических и международных отношениях, причем никогда нельзя забывать, что не может быть справедливых структур без людей, желающих быть справедливыми. Нищета Заповедей Блаженства — это добродетель умения делиться: Когда мы выполнили нашу работу, пропитание остается даром Отца нашего; правильно просить у Него, воздавая Ему благодарения.

Таков смысл благословения пищи в христианской семье. Это прошение и та ответственность, которую оно налагает, относятся и к другому голоду, от которого страдают люди: Вот почему специфически христианский смысл этого четвертого прошения относится к Хлебу жизни: Господь учит нас этому Если ты получаешь хлеб каждый день, каждый день для тебя — нынешний день.

Если Христос в тебе сегодня, во все дни Он воскресает для. Но в своем качественном смысле, оно означает все необходимое для жизни и, шире, всякое благо, необходимое для того, чтобы поддерживать существование Евхаристия — наш повседневный хлеб. Достоинство, принадлежащее этой божественной пище, в силе единения: Этот повседневный хлеб также в чтениях, которые вы слышите каждый день в церкви, в песнопениях, которые поются и которые вы поете.

Все это необходимо в нашем паломничестве Отец Небесный увещевает нас как детей небесных просить Хлеба Небесного Но, согласно второму члену предложения, наша просьба будет исполнена, только если мы сначала удовлетворим данному требованию.

Наша просьба обращена в будущее, а наш ответ должен ей предшествовать. Их объединяет одно слово: С дерзновенным доверием мы начали молиться: Моля Его о том, чтобы святилось имя Его, мы просим Его о том, чтобы мы освящались все. Но мы, хотя и облеклись в крещальные одежды, не перестаем грешить, отвращаться от Бога. Теперь, в этом новом прошении, мы вновь приходим к Нему, как блудный сын, и признаем себя грешниками пред Ним, как мытарь Действенный и несомненный знак Его прощения мы находим в таинствах Его Церкви Между тем и это — страшнопоток милосердия не может проникнуть в наши сердца, пока мы не простили тех, кто нанес нам обиду.

Любовь, как и Тело Христово, неделима: Когда мы отказываемся простить братьев и сестер, наше сердце замыкается, черствость делает его непроницаемым для милосердной любви Отца; когда же мы каемся в наших грехах, наше сердце открыто Его благодати. Это прошение настолько важно, что оно — единственное, к которому Господь возвращается и расширяет его в Нагорной проповеди Человек не в состоянии удовлетворить это необходимое требование, принадлежащее к тайне завета. Соблюдать заповедь Господа невозможно, если речь идет о внешнем подражании Божественному образцу.

Так обретают жизнь слова Господа о прощении, о той любви, которая любит до конца Притча о немилосердном заимодавце, которая венчает поучение Господа о церковной общине, завершается словами: Не в нашей власти перестать чувствовать обиды и забывать их; но сердце, открывающее себя Духу Святому, обращает обиду в сострадание и очищает память, преображая обиду в ходатайственную молитву. Христианская молитва простирается до прощения врагов Она преображает ученика по образу его Учителя.

Прощение — вершина христианской молитвы; дар молитвы может быть принят только сердцем, сообразующимся с Божественным состраданием. Прощение свидетельствует также о том, что в нашем мире любовь сильнее греха. Мученики прошлого и современности несут это свидетельство о Иисусе.

Прощение есть основное условие примирения детей Божиих с их Небесным Отцом и людей между собой Нет ни предела, ни меры этому прощению, Божественному по своему существу Общение Пресвятой Троицы — источник и критерий истинности всяких отношений Оно входит в нашу жизнь в молитве, особенно в Евхаристии Бог не приемлет жертву у виновников разлада, Он удаляет их от алтаря, потому что они не примирились сначала со своими братьями: Бог хочет быть успокоен мирными молитвами.

Наилучшее наше обязательство для Бога — это наш мир, наше согласие, единство в Отце, Сыне и Святом Духе всего верующего народа Перевести одним словом греческое понятие трудно: Мы просим у Него, чтобы Он не позволил нам избрать путь, ведущий к греху.

Иудеи считали, что при наступлении Нового века, или Царства Божьего, все прошения людей будут исполняться до их произнесения: Прежде нежели они воззовут — Я отвечу Ис. Об этом же — древняя иудейская молитва Хавиену: То, что, по словам Христа, Бог знает и будет исполнять наши молитвы еще прежде прошения, свидетельствует о том, что Царство Божие уже в каком-то смысле пришло в наш мир и присутствует.

Мы — причастники и участники Царства, которое начинается здесь и. А теперь — к самой Молитве Господней. Знаменитый древнехристианский памятник Дидахи нач. Как иудеи молятся трижды в день, так и христиане произносят свой гимн веры и надежды трижды! Киприан Карфагенский III. Он Сам говорит, что, о чем бы мы ни просили Отца во Имя Его, даст.

Молитва Господня отражает то отношение к молитве, которое было у Христа. Неужели совсем-совсем никто, кроме Богородицы, не помогает нам?

Зачем тогда молиться святым? Молитва эта построена по определенной схеме. Схема эта соответствует иудейским молитвам того времени. Всякая молитва должна была состоять из трех частей: В молитве, данной Спасителем ученикам, отчетливо представлены все три эти элемента: Кроме того, каждая каноническая иудейская молитва должна содержать 7 просьб 7 в иудаизме — священное число полноты.

В Молитве Господней мы находим именно 7 прошений. В основу Своей молитвы Христос положил известную иудейскую молитву Каддиш. Христианская молитва, несомненно, менее официальна; она подразумевает такое обращение к Богу, какое возможно только в семье, между детьми и родителями.

В Каддиш упоминание Божественной воли ограничивается только актом творения мира: В Отче наш мы молимся, чтобы Божья воля распространялась на всякое событие, происходящее во вселенной: То есть, христианская молитва более космична, она рассматривает весь мир и земное, и небесное как место, которое должно принять волю Божию, стать территорией Его Царства. В Молитве Господней Христос сознательно сводит воедино различные обращения и просьбы и выстраивает их в соответствии с иерархией ценностей.

Вот алгоритм этой иерархии ценностей: Отче наш; Прославление Его и Его воли: Отче наш, долги наши и проч. Свидетельствует ли это о том, что Молитва Господня является коллективной, что ее можно читать только в христианском собрании, или ее можно назвать и личной?

Безусловно, это молитва и коллективная, и личная. Во времена земной жизни Спасителя молитвы всегда произносились во множественном числе. Это правило распространялось также и на молитвы, возносимые в одиночестве. Таким образом просящий отождествлял свои нужды с нуждами всего собрания и всего иудейского народа; показывал, что он не сам по себе, но представитель священного Божьего Народа — Израиля.

В перспективе Нового Завета каждый взывающий к Богу словами молитвы Отче наш представляет собой Новый Израиль, новый Народ Божий и, молясь лично, возносит молитву как один из членов великого Тела Христова — Церкви. До нас Молитва дошла на греческом языке, но первоначально она была дана Христом на арамейском, то есть, на разговорном языке того времени.

Это значит, что Христос хотел, чтобы ее использовали не только в особые священные молитвенные минуты тогда она была бы дана на древнееврейскомно постоянно, в повседневности. В пользу того, что Молитва была дана на арамейском, можно сказать, что многие ее слова при переводе с греческого на арамейский имеют эквивалент, а в древнееврейском языке такого эквивалента для слов Молитвы часто не находится.

Интересно, что в арамейском варианте в е годы Молитву гипотетически перевели на арамейский язык она имеет ритмическую стихотворную структуру. Она легко запоминается и легко произносится, примерно как церковнославянский текст по сравнению с тяжеловесным русским. Когда небеса грохочут, а океаны ревут, они зовут Тебя: Господь Саваоф наш, Владыка сил небесных! Когда падают звезды, и из земли вырывается огонь, они говорят Тебе: Когда по весне цветы раскрывают бутоны, и жаворонки собирают сухие травинки, чтобы свить гнездо для своих птенцов, они поют Тебе: А когда я поднимаю глаза к престолу Твоему, то я шепчу Тебе: Николай Сербский Иудейский мыслитель Мартин Бубер писал: Учение о Едином Истинном Боге!

Это поистине величайшее религиозное учение человечества. Мы верим, что оно родилось не как результат умственных размышлений. Это Богооткровенное учение, то есть то, что некогда открыл человеку Сам Господь. Бог — Творец Ангелов, космоса и человека.

«Отче наш» – всё ли так просто? Халлааннааҕы Аҕабыт - ЛОГОС

Все от Него получило бытие и обретет конец и смысл всего тоже в Боге. Человек осознает, что он — любимое творение и чадо Божие, и вместе с тем трепещет от осознания огромной дистанции между ним, грешным, и великим святым Богом. Человеку не только не запрещено общаться с Богом, но заповедано это; впрочем, человек всегда должен осознавать дистанцию, отделяющую его от Бога. Из такого отношения к Богу складывалось ветхозаветное благочестие.

Первый, кто делает такой шаг, — Иисус Христос. Он Сам осознает Бога уникальным, личным образом. Такое же отношение к Богу Иисус передает Своим ученикам. Все молитвы Иисуса начинались с доверительного и личного слова Abba — Отче. После того, как Спаситель научил учеников так обращаться к Богу, это слово, в общем домашнее, личное, стало в Церкви общеупотребительным.

Заповедуя нам так же обращаться к Господу, Христос хочет, чтобы Его последователи усвоили Его опыт отношений с Богом, как с Отцом. Что же нового и необычного было в таком обращении к Богу? Современный общепринятый русский и славянский переводы не совсем верно отражают смысл арамейского слова. Если Отче звучит официально, торжественно, несколько сухо, то Авва на языке оригинала — это нежное слово.

Это также подчеркнуто уважительное обращение к пожилому человеку. Словом Авва Бога в Израиле никто не называл! Однако после Христа именно такое обращение к Богу становится в христианстве основным. Более того, специфическое арамейское слово авва входит в лексикон греко-язычных христиан: Смотрите, — восклицает Иоанн Богослов, — какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими 1 Ин.

Апостолы постоянно подчеркивали, что вера христианская делает нас сыновьями и дочерьми Божиими, и такое право дал нам не кто иной, как Христос!

Он, Спаситель, …верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими Ин. Святые, размышляющие о тайне того, что христианам позволено называть Бога нежным словом Отец, не переставали удивляться Божественному человеколюбию. Святитель Иоанн Златоуст в свойственной ему образной и эмоциональной манере подчеркивает разницу между Богом и человеком, между Вечным и тварным: Святые отцы говорили вот еще о каком горизонте этого нового нашего статуса — считать себя детьми Божиими, а Его — Отцом: Павел, Бог нас определил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями Рим.

В Крещении мы невидимо, но реально соединяемся со Христом, потом, во время помазания благоуханным маслом — миром, на нас изливается благодать Духа Святого, опять же делающая нас, по словам св. Если мы можем называть Бога Отцом, значит, мы действительно усыновлены, значит, мы наследники обетованных благ и силы Духа Святого. Мы приняли не духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться Рим.

Всякий ли может назвать Бога — Отцом? Хотя мы говорим, что любой человек мира — возлюбленное дитя Божие, право называть Бога Отцом — преимущественное право того, кто признает Иисуса Христа как Спасителя. Это Он, Иисус, еще раз напомню слова ап. Павла, …верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими Ин. Святые отцы отмечали, что дар называть Бога Отцом — первый и основополагающий дар в бесконечной цепи благодатных даров и милостей нам от Бога.

Все будет — и пища, и одежда, и кров, и что ему стоит только обратиться к Отцу, когда чего захочет, и все получит… — пишет блаж. Возможность называть Бога Отцом есть великий дар!

Однако это не просто дар, но и ответственность. Если мы называем Бога Отцом, значит, мы претендуем на то, чтобы Он нас в ответ называл верными сыновьями и дочерьми.

  • Во Франции католики заменили слова в молитве "Отче наш"
  • Молитва, заповеданная Господом
  • Тайны молитвы «Отче наш», творящей чудеса

Святитель Иоанн Златоуст говорит об этом же более решительно: Говоря Богу Отче, мы учимся новому опыту отношений с Ним. Как ребенок врастает в отношения с матерью, отцом через ежедневный личный опыт общения с ними, так и мы, обращаясь к Богу не иначе, как к Отцу, переживая на себе самих Его отеческую любовь, заботу, выйдем на совершенно новый, подлинно христианский, уровень отношений с Богом.

Это слово, как говорилось ранее, роднит Молитву Господню с иудейскими молитвословиями. В иудейской традиции принято было говорить о том, что Израиль — единое целое, членами которого являются все евреи. Еврейское предание гласит, что все поколения израильского народа в семени родоначальников и предков присутствовали на горе Синай и участвовали в заключении Завета, все давали Богу обещание верности. В конце же времен, после наступления Мессианского Царства, все израильтяне воскреснут на святой горе Сион для новой жизни.

Эта общность основывается на мысли, что все евреи имеют прародителем Авраама, и, таким образом, вследствие своего происхождения евреи всегда рассматривали себя как одну разбросанную по всему свету большую семью. Соответственно и молиться еврей должен был от лица всей общины. Именно поэтому он произносил молитву во множественном числе. Теперь ясно, почему Спаситель предлагает молиться ученикам именно. Помимо того, что это было привычно и близко Его последователям, в первую очередь, этим подчеркивается та богословская идея, что христиане — преемники древнего народа, они — Новый Израиль.

Если для вхождения в Ветхий Израиль необходимо было принадлежать к определенному народу, нации, то условие, необходимое для вступления в народ Нового Израиля, — духовное родство, родство по духу. Подтверждая идею о том, что Его последователи составляют новый народ, Христос специально избирает двенадцать учеников апостоловнаподобие древнего Израиля, образованного из двенадцати колен.

Церковь — новый, эсхатологический Израиль, с которым Бог вступает в Новый Завет. С другой стороны, в возможности называть Бога нашим Отцом есть отчетливо выраженный нравственный смысл: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа Деян. Христианство провозглашает конец обособленности от. Мы — братья и сестры, родные друг другу! Когда мы готовы не просто произносить устами, но свидетельствовать всем сердцем, что Бог не мой, но наш, тогда мы поняли центральную мысль Нового Завета — о любви, которой прежде мир не.

Это любовь космических масштабов. Она всех впускает в наше сердце; там всем должно хватить места… Мы молимся за других и знаем, что другие молятся за.

Я слышу их говорящих, когда мы говорим, и плачущих, когда я становлюсь на колени. Я принимаю всех, всех понимаю, и нет никого, в ком бы я не нуждался и без кого я мог бы обойтись! Есть много звезд на небе, и число их неисчерпаемо для моего разумения, и, однако, среди них нет ни одной, что была бы мне не нужна, дабы воздать хвалу Господу.

Есть много живущих, и нам нелегко различить их сияние, в то время как другие толкутся в хаосе и водовороте темного ила; есть много душ, но нет среди них ни одной, с коей бы я не был соединен тем святым средоточием в ней, что говорит: Человек существует лишь в сообществе со всеми, его судьба тесно переплетена с судьбами тысяч и миллионов других людей.

Мы объединены с другими людьми общностью греха и искупления, в единстве мистического Тела Христова. Существует две модели коллективизма. Одну можно условно назвать моделью механизма. Каждый человек здесь — винтик огромной машины, единого процесса. Если деталь выходит из строя, ее без ущерба для механизма можно заменить. Также можно заменить деталь на более дешевую. Человек в такой модели лишь обеспечивает процесс работы механизма.

Главное — это механизм, его работа. Существует и другая модель коллектива. Ее можно условно назвать моделью тела, или организма. Здесь каждый человек — член одного великого Тела — Богочеловеческого Организма. И каждый человек здесь — великая ценность; так ценится нами в нашем теле даже самый маленький орган или член. Человек предстоит перед Богом и совершает с помощью Божией свое служение, служение в Теле, в Церкви.

А если человек с Богом, то есть все, что он делает, он делает вместе с Богом и, более того, Сам Бог определил его место в Теле см. Если один член заболеет, то болеет и страдает все Тело. И то же самое в радости. Если радуется один член, то радуется и все Тело. Вот именно такого рода коллективизм имеет место в христианстве. Каждый член Церкви уникален, и это есть великий христианский персонализм, но эта уникальность не должна вести к автономии, к замкнутости, ибо тогда член отсекается от жизненной энергии, циркулирующей по Телу, и такое отторжение от живого организма всегда ведет к смерти.

Христианам завещано единство, при том, что каждый самоценен и значим и в очах Божиих, и в истории Вселенной. Если во времена ранних книг Ветхого Завета еще считалось, что Бог локален, Он может быть где-то в конкретном месте на небе, то уже в поздних ветхозаветных книгах небо как место постепенно приобретает черты неба как состояния.

Церковь Отче наш

Еще за триста лет до Нового Завета для еврейского шамаим небеса как конкретное место авторы Септуагинты, перевода Библии на греческий язык, использовали слово и в единственном числе — урану когда речь идет о физическом небеи во множественном числе — урани, подчеркивая этим религиозное значение этого термина.

Во времена Служения Христова в сознании иудеев слово небеса совершенно конкретно означало не географическое небо, но состояние отделенности, иноприродности всему земному. Авторы поздних ветхозаветных книг и литературы межзаветных времен, говорящие о Боге как о пребывающем на небесах, стремились показать, что Бог несоизмерим ни с чем земным, Он иной, Он находится вне пределов видимого и умопостигаемого.

Сам Спаситель многократно пользуется этим термином, подчеркивая, что наступает новое время, когда само небо сходит на землю. Так же мыслили и Его ученики. Уже сейчас Бог нас посадил на небесах Еф. Вся наша жизнь должна быть жительством на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его Флп.

И хотя в реальности это небо еще не сошло, его следует ожидать и всей своей жизнью стремиться к тому, чтобы небо уже сейчас сошло на землю и человек стал жить по его законам. В следующих строках Молитвы Господней мы просим о том, чтобы воля Божия и Его Замысел исполнялись и яко на небеси, и на земли. Иначе и жить невозможно, ибо мы, христиане, родились духовно для новой жизни. Мы призваны жить по другим законам и стремиться к иному, к горнему и небесному.

И это стремление к небу, тоска по небу есть основной вектор духовной жизни христианина. Не для того сказано: Иже еси на небесех Сущий на небесахчтобы заключить Бога на небе, но для того, чтобы отвлечь молящегося христианина от земли, поставить его в превыспренних странах и горних жилищах, размышляет святитель Иоанн Златоуст.

Бог не связан пространством, Он пребывает везде и, тем более, в душах и сердцах тех, кто принимает Его. Поэтому небесами могут быть названы и люди, носящие в себе Бога: Мы видим, что для святых отцов было важно показать, что слова Сущий на небесах имеет не абстрактное значение для нашей жизни, лишь показывая местоположение Бога, но значение самое непосредственное.

Эти слова нам говорят, что во всех христианах, стремящихся к святости, к небесному, будет обитать Бог. Душа христианина, произносящего Сущий на небесах, должна пламенеть от осознания нашей цели, которая есть достижение богоподобия; мы должны алкать и жаждать того, чтобы стать небом, и чтобы в нас жил и обитал Бог.

Поэтому выражение да святится имя Твое правильно понять как да святишься, прославишься Ты, Боже! Пусть люди узнают, Кто Ты, признают Твою власть и авторитет. Сложность этой фразы в другом, а именно: Кто должен святить Бога? Он Сам или люди?

Молитва, заповеданная Господом » Сайт священника Константина Пархоменко

И с примерами, когда святят Имя Божие люди своими добрыми делами Исх. В некоторых местах встречаются оба аспекта. Поэтому параллели с Ветхим Заветом не могут ответить нам на вопрос, что же имел в виду Христос под этими словами. Может быть, нам помогут источники времен Христа? Если мы обратимся к древней иудейской молитвенной практике, то увидим, что там превалируют тексты, в которых субъектом освящения являются люди.

Самая важная параллель к Молитве Господней — иудейскаяя молитва Каддиш. Складывается впечатление, что Имя Бога должно святиться людьми.

В связи с этим, скорее всего, Иисус и имел в виду, что Имя Божие должно славиться-святиться людьми. Это то, что выражено в Нагорной проповеди главой раньше: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного Мф. Именно так понимало эту фразу большинство святых отцов. Об этом важно сказать и в связи с тем, что в XX веке появилась тенденция понимать это прошение в эсхатологическом ключе.

Как Он может это сделать? Осуществив преображение Вселенной и установив новый мир. Вот, например, что об этом говорит автор единственного на сегодня полного российского комментария на Евангелия В. В таком случае, это прошение становится в один ряд со следующим: Да приидет Царствие Твое. То есть, и здесь, и там мы молимся о скором наступлении новой реальности, Царства Божьего. Действительно, в греческом языке там стоит императив аориста в англ. Но мы помним, что греческий текст — перевод подлинных слов Иисуса, прозвучавших на арамейском.

Арамейский имперфект совсем не означает того, что означает греческая форма. Арамейский вариант допускает, что речь идет и об освящении Имени здесь и сейчас и не только Богом, но и людьми. Таким образом, следует, скорее всего, признать верность традиционной святоотеческой экзегезы. В этих словах мы просим о том, чтобы Имя Божие Он Сам прославлялось делами людей. Существует еще одно очень интересное направление понимания этих слов, которое углубляет все вышесказанное.

Ветхозаветные пророки жаловались на то, что Израильский народ обесчестил Имя Божие: Вот перед чем мы находимся. Господь нас не забудет, даст хлеб материальный, вещественный, но чего мы должны искать в Нём — это встречи с Ним как Словом Божиим.

Оставь нам долги наши, как и мы оставляем должникам нашим. Да, мы приобщились Богу в слове, в Таинстве и в общении с живым Христом. Теперь Христос нам ставит вопрос: Я в момент Моего распятия сказал: Прости им, Отче, они не знают, что творят… Ты — на грани; ты можешь войти дальше в жизнь, только если, подобно Мне, готов сказать: Если ты этого не скажешь, ты не можешь идти дальше в ту пустыню, где будут искушения, где будет встреча с сатаной, — ты будешь побеждён; в тебе достаточно зла, чтобы тебя сокрушил сатана и взяло в плен искушение.

Господи, Ты — оставь, а я — повременю… Григорий Нисский говорит потрясающую вещь: Помню, когда я был подростком, у меня была вражда с товарищем, и я своему духовнику сказал: Когда я дохожу до этого места, я останавливаюсь и думаю: Кириллу не могу простить!

Сказать то, что я хочу — не могу; сказать то, что Он хочет — не могу. Пошёл обратно к отцу Афанасию: Ты мне всё дай, а я Тебе крупицы насыплю, как пташке… Я боролся с этим, боролся неделями, и, наконец, Бог должен был победить. Да, я должен простить Кирилла… Пошёл к Кириллу, говорю: Ну, ушло в какую-то древность, случилось три недели тому назад, десять лет тому назад, больше не болит, не мучит меня — забуду… Это не прощение. Забыть — не значит простить. Прощение начинается в момент, когда я ещё чувствую рану и могу сказать: